USD __.__ EUR __.__ BRT __.__
Группа «Фрукты»: В Петербурге музыкантам следует опасаться мороза и глупых драк
Фото Радио Балтика
306 0

Группа «Фрукты»: В Петербурге музыкантам следует опасаться мороза и глупых драк

ОЛЕГ НЕФЁДОВ: Сегодня у нас очень много профессионалов, во всех смыслах аппетитные, яркие люди. Это группа «Фрукты». Приветствую! Саша Даль — вокал. Анна Корженко — вокал. Гитара, вокал — Алексей Елесин. Ионочкин Константин — контрабас, вокал. Кахон — Дмитрий Петриков. Колешонок Константин — саксофон. Аккордеон — Попов Михаил. Звукорежиссёр Ян Сенчилло, администратор Елена Важенина и, конечно, звукорежиссёр Дулицкий Денис. Вот такая большая группа сегодня с нами. У вас завтра в Петербурге, в клубе «Космонавт», концерт. Какую программу услышат петербуржцы?

КОНСТАНТИН ИОНОЧКИН: Мы привезли в Петербург новую концертную программу, которая называется «Заснеженные, но не припорошенные».

АЛЕКСЕЙ ЕЛЕСИН: «Фруктовый взрыв в «Космосе».

О. НЕФЁДОВ: Многое из «Вечернего Урганта» в сет-лист попало?

К. ИОНОЧКИН: Да. И из нашей предыдущей программы «Заснеженные, но не заиндевевшие», тоже попали некоторые песни.

О. НЕФЁДОВ: Давайте разогреем аудиторию? Какую композицию сейчас сыграете?

К. ИОНОЧКИН: Cake by the ocean. В переводе не русский это «Секс на пляже».

О. НЕФЁДОВ: Я думаю, мы раскроем пару секретов работы в одном из самых популярных шоу страны.

САША ДАЛЬ: В самом.

О. НЕФЁДОВ: Без преувеличения, действительно, от Калининграда до Владивостока: все вас слушают, смотрят, знают. А когда и как всё началось, с чего?

С. ДАЛЬ: Со встречи, наверное.

О. НЕФЁДОВ: С кем нужно было встретиться для того, чтобы оказаться там?

С. ДАЛЬ: Сначала мы родились. Потом мы учились, учились периодически вместе. Легенда у нас, что мы учились в одном классе и ходили в один детский сад. Потом однажды нам пришла в голову идея: что же мы просто так дружим? Давайте что ли поиграем немножко. Собрали группу и поём.

О. НЕФЁДОВ: Но кто-то же вас заметил, как минимум, из окружения Ивана Андреевича?

С. ДАЛЬ: Мы заметили друг друга — это самое главное. А заметил нас, если говорить о программе «Вечерний Ургант», сам Иван Андреевич.

О. НЕФЁДОВ: Строгий начальник?

С. ДАЛЬ: Очень хочется сказать: и мочалок командир.

АННА КОРЖЕНКО: Если скажем, что не строгий, подумают, что мы лукавим.

С. ДАЛЬ: На самом деле он просто классный. Нормальный парень.

А. ЕЛЕСИН: Наш, ленинградский.

О. НЕФЁДОВ: Часто с ним спорить приходится?

С. ДАЛЬ: Нет, не было ещё такого.

О. НЕФЁДОВ: А бывает, что он какие-то музыкальные темы вам навязывает? Или это ваша вселенная, и вы сами решаете импровизировать именно на данную тему?

С. ДАЛЬ: У него такой живой ум, что, если он что-то подсказывает, чаще всего это то, до чего мы не додумались.

А. КОРЖЕНКО: Или навязывает, что не отказаться никак. Очень обаятельно это происходит.

А. ЕЛЕСИН: А ум настолько живой, что бывает, сказал что-то, а через пять минут уже забыл: «Ой, ребята, как вы талантливо работаете!»

О. НЕФЁДОВ: Натали нам пишет: «Сижу на работе. Сейчас пойду в пляс».

С. ДАЛЬ: Отлично. И не останавливайтесь. Приходите завтра к нам на концерт в «Космонавт».

 А. ЕЛЕСИН: У нас обычно перед концертом очередь стоит в клуб, и уже танцуют. Приходят уже немножко уставшими. Поэтому мы просим: ребята, в очереди будьте спокойны, дождитесь начала.

О. НЕФЁДОВ: Как вы свою работу в программе оцениваете: это дополнение того, что происходит, музыкальная картинка?

К. ИОНОЧКИН: Мы стараемся создать настроение.

А. ЕЛЕСИН: Техника дошла до того, что у нас есть возможность прийти домой вечером, включить телевизор и посмотреть на всё со стороны, представляете себе.

К. ИОНОЧКИН: В основном, это настроение. То есть действительно последнее, что человек увидит в телевизоре, должно быть с капелькой юмора над всем происходящим.

С. ДАЛЬ: И качество желательно ещё.

К. ИОНОЧКИН: Да. Поэтому мы занимаемся настроением, чтобы это было легко по-вечернему и в то же время в соответствии Урганту.

О. НЕФЁДОВ: Можно сказать, что то, что вы там делаете, это 99% импровизации.

К. ИОНОЧКИН: Самая лучшая импровизация — это подготовленная.

С. ДАЛЬ: Хорошо отрепетированная.

О. НЕФЁДОВ: Хорошо отрепетированное слушаем прямо сейчас. Антон Смоленский пишет: «Потрясающие ребята! Название первой песни перевели очень точно. Вопрос: А что-нибудь из QUEEN будет сегодня? И играете вообще Фредди Меркьюри?»

К. ИОНОЧКИН: Завтра на концерте Олег ненадолго превратится во Freddie Mercury.

О. НЕФЁДОВ: Белов.

К. ИОНОЧКИН: Причём с ним надо будет попеть тоже.

А. ЕЛЕСИН: А вообще у нас был опыт, мы пели песню: I'm a rocket ship on my way to Mars. Don't stop me now.

К. ИОНОЧКИН: Это же песня собаки, которая просит поиграть с ней в мячик.

О. НЕФЁДОВ: Продолжая об Олеге Белове: он и Александр Потапов играют с вами в шоу. А кто-то из вас в каких-то проектах участвует, с другими коллективами?

С. ДАЛЬ: Вот мы, например, приехали на день раньше для того, чтобы поддержать наших ребят — Олега Белова, Александра Потапова и двух их друзей. У них есть «Квартет имени музыки», и сегодня они разогревают наш завтрашний концерт в Social Club на улице Рубинштейна.

О. НЕФЁДОВ: С Игорем Тимофеевым, если не ошибаюсь.

С. ДАЛЬ: Конечно! Это неоплаченная реклама.

О. НЕФЁДОВ: Это просто хорошая музыка.

С. ДАЛЬ: Да, это просто классная музыка. И мы сегодня идём все к ребятам на концерт.

О. НЕФЁДОВ: Педро прислал смс: «В каких жанрах больше всего любите работать? Есть ли у вас музыкальное образование? Слабо сыграть что-нибудь потяжелее, чтобы аж до седалищных бугров пробирало?»

А. ЕЛЕСИН: Мы только что это делали старательно.

А. КОРЖЕНКО: Просто не так заметно, как хотелось бы Педро.

О. НЕФЁДОВ: Иван Андреевич не ревнует, когда на гастроли уезжаете, оставляя капитана?

А. ЕЛЕСИН: Мы всегда говорим, что едем проведать родной город.

С. ДАЛЬ: Мы всегда говорим, что едем к его папе.

А. ЕЛЕСИН: Даже если мы едем в Таганрог, всё равно говорим, что едем проведать родной город.

О. НЕФЁДОВ: Касательно музыкального образования: у кого из вас оно есть и помогло ли оно? Или мешает?

А. КОРЖЕНКО: У меня есть, не мешает.

А. ЕЛЕСИН: Любое образование помогает, мне кажется.

С. ДАЛЬ: У меня есть. Мешает. Спасибо.

А. КОРЖЕНКО: Я скрипачкой была. Образование не мешает, образование помогает. Дети, учитесь. Люди — тоже.

О. НЕФЁДОВ: Ещё один вопрос от слушателя Степана: «Играю вместе с вами, любимые «Фрукты», не на гитаре, а на саксофоне. Константину Колешонку отдельное спасибо. 13 ноября буду на концерте в Москве — надеюсь с вами и пообщаться, и сфотографироваться».

С. ДАЛЬ: Мне кажется, мы даже знаем, кто это.

О. НЕФЁДОВ: А есть группа поддержки, которая с вами путешествует на гастролях?

К. ИОНОЧКИН: Да, их четверо. Пока ещё они все вместе.

А. КОРЖЕНКО: Как мушкетёры.

О. НЕФЁДОВ: Фан-клуб существует?

А. КОРЖЕНКО: Их четверо, правда?

О. НЕФЁДОВ: Разрастается? Или вам четверых достаточно?

С. ДАЛЬ: Это те, которые ездят. Возможно, они ещё кого-то за собой возят, но мы просто в лицо знаем этих четверых.

К. ИОНОЧКИН: Бананчик, две смородинки и одна клубничка.

О. НЕФЁДОВ: Если смотреть на тот опыт, который вы получили, как музыкантам как он позволяет вам развиваться? Что в вас изменилось с тех пор, как вы попали на Первый канал?

С. ДАЛЬ: Теперь мы, наверное, можем сыграть абсолютно всё, что существует, потому что всё равно до «Вечернего Урганта» мы двигались узконаправленно: кто-то любил больше рок, кто-то — поп-музыку, кто-то — эсид-джаз. А когда мы пришли на «Вечерний Ургант», мы стали играть всё. И вдруг оказалось, что нам действительно всё это нравится, и мы собираем это всё вместе на наших концертах.

О. НЕФЁДОВ: Получается, что музыкальная свобода абсолютная?

С. ДАЛЬ: Конечно!

К. ИОНОЧКИН: Это же «Первый».

С. ДАЛЬ: Для того, чтобы играть, нужно играть. Если кто-то хочет научиться играть, даже необязательно идти получать музыкальное образование. Главное, всё время очень-очень много снимать музыки, всё время её повторять. И вы будете на «Первом».

О. НЕФЁДОВ: А в плане личной свободы что поменялось, в какую сторону?

С.ДАЛЬ: Мы теперь очень несвободны.

А. КОРЖЕНКО: Мы просто теперь очень много репетируем. Это не кандалы, мы просто заняты и всё.

С. ДАЛЬ: Это просто такое у нас музыкальное течение жизни не в общепринятом человеческом плане. То есть мы занимаемся музыкой просто всё время.

О. НЕФЁДОВ: Это часть жизни, неотделимая от вас.

С. ДАЛЬ: Да, мы только спим без инструментов. Хотя иногда…

А. КОРЖЕНКО: Кое-кто предпочитает и гитарку приобнять вечером.

О. НЕФЁДОВ: Хорошо, если гитарку. Что мы слушаем сейчас?

К. ИОНОЧКИН: Но все мы прекрасно знаем: несмотря на то, что это «Первый канал», группа «Фрукты» из солнечного Санкт-Петербурга, и поэтому песня о лете, о парке, о пляске.

О. НЕФЁДОВ: Смотря за окно, вдвойне этого захотел.

К. ИОНОЧКИН: Такой вид за окном формирует отличное воображение.

С. ДАЛЬ: Смотрите, как сейчас подойдёт эта классная песня к этой погоде.

О. НЕФЁДОВ: Лена спрашивает: «А Леди Гагу смогут?»

К. ИОНОЧКИН: Было дело у нас.

О. НЕФЁДОВ: А вообще насколько следите за современными музыкальными тенденциями, артистами?

С. ДАЛЬ: Я думаю, как никто. Мы собираем сливки. Мы даже хотели так назваться, но такая группа была, поэтому мы группа «Фрукты».

А. КОРЖЕНКО: Костя в ней играл.

К. ИОНОЧКИН: Так он её и придумал. Будем рассказывать в Петербурге так, как он нам рассказал. Костян Колешонок организовал две вещи в Петербурге: это джаз — после него все пошли, так или иначе, интересоваться, и группу «Сливки».

О. НЕФЁДОВ: Инга спрашивает: «А есть какие-то артисты, чьи песни вы никогда не станете перепевать?»

А. ЕЛЕСИН: Наверное, есть, но мы не хотим о них и говорить, чтобы не обижать.

О. НЕФЁДОВ: А была, допустим, от Ивана поставлена задача: нужно разучить вот такую песню такого исполнителя?

С. ДАЛЬ: Было всё.

О. НЕФЁДОВ: Кого просил разучить?

С. ДАЛЬ: Вы нас ставите в очень неловкое положение. Нам со всеми очень нравится играть. Мы любим музыку и стараемся делать так, чтобы нам это тоже было приятно. Даже если это не совсем наше творчество. В музыке тоже есть минимализм. Мы, наверное, не его фанаты. А так мы стараемся делать из минимализма максимализм.

А. ЕЛЕСИН: Есть схемы, по которым мы интерпретируем на первый взгляд простые поп-песни, очень много ходов. Мы даже иногда шутим: представь, если бы эту песню изначально так и написали, была бы она так популярна?

О. НЕФЁДОВ: А был случай, когда кто-то из исполнителей, группа, чьё творчество вы через себя пропустили, обратился к вам: ребята, супер, даже не ожидал, что моя песня может так зазвучать.

А. ЕЛЕСИН: У нас есть прекрасный соратник, которого мы очень уважаем, Иван Дорн. Он говорит: ребята, просто спасибо. У нас в репертуаре есть его песни, и мы с удовольствием поём. А он чувствует поддержку.

С. ДАЛЬ: И Валерий Сюткин нам однажды сказал: «Пойте вы, что хотите». С тех пор мы поём вообще всё, что хотим.

О. НЕФЁДОВ: Сергей спрашивает: «А с кем из тех, кого перепеваете, хочется оказаться на одной сцене?»

А. КОРЖЕНКО: Список такой длинный будет.

С. ДАЛЬ: Со всеми.

А. ЕЛЕСИН: Мы стараемся их частями приглашать на наши концерты. У нас концерты не очень часто получается.

К. ИОНОЧКИН: Мы сейчас посовещались с основателем джаза в Петербурге и решили, что это будет Стиви Уандер.

С. ДАЛЬ: Лично я до сих пор жду Стинга.

А. КОРЖЕНКО: Пусть они приходят вместе.

О. НЕФЁДОВ: Недавно его новая пластинка вышла. Слушали уже?

А. КОРЖЕНКО: Одну песню по радио.

С. ДАЛЬ: Да ладно! Я скачала уже.

К. ИОНОЧКИН: Только что говорили, что мы готовимся: всё послушали уже, всё прекрасно!

О. НЕФЁДОВ: То есть в новогоднем «Огоньке», возможно, что-то из Стинга уже прозвучит. От Алексея у нас сообщение: «Здравствуйте. Очень нравится творчество группы «Фрукты». А где можно послушать сольное творчество Саши Даль?»

С. ДАЛЬ: Сейчас в эфире можно. Оно не совсем сольное, но пою я.

О. НЕФЁДОВ: Это колыбельная дауншифтинга практически. Как часто возникает желание всё бросить и хотя бы на неделю куда-нибудь вырваться, чтобы проветриться?

С. ДАЛЬ: Наверное, раз-два в год мы так и делаем.

А. ЕЛЕСИН: Желание возникает раз-два в день. Делаем мы это, да, чуть реже.

О. НЕФЁДОВ: Совместно где-то отдыхаете или вам хватает работы, гастролей, и хочется друг от друга отдохнуть?

С. ДАЛЬ: Дело в том, что в нашей жизни есть ещё какие-то люди, как это ни странно, жёны, дети. И мы находим время, чтобы посвятить его им всецело.

О. НЕФЁДОВ: С пониманием домашние относятся к вашему графику?

С. ДАЛЬ: Конечно, их же полюбили вот такими, с гитарой в руке.

О. НЕФЁДОВ: Карьеру вы начинали не на телевидении, а в ресторанах Арама Мнацаканова в Петербурге. Сейчас у него заведения и в Москве появились. Отношения с ним поддерживаете?

С. ДАЛЬ: Поддерживаем, дружим.

А. КОРЖЕНКО: Особенно в еде у нас не меняется вкус никак. Едим только там.

С. ДАЛЬ: Более того, это человек, который привёз нам из Тосканы наш первый контрабас, который до сих пор с нами. И каждый раз, когда мы видим контрабас, вспоминаем Арама. Арам, привет.

О. НЕФЁДОВ: А можно сказать, что в некотором смысле он стал крёстным отцом вашей группы?

С. ДАЛЬ: Да безусловно.

К. ИОНОЧКИН: Он стал крёстным отцом гораздо раньше, а потом ещё и нашим.

С. ДАЛЬ: Он в своё время дал нам площадку, на которой мы смогли делать какие-то эксперименты и найти то звучание, которое сейчас вы слышите в своих колоночках.

А. КОРЖЕНКО: И теперь мы ещё знаем, что в России итальянская еда вкуснее, чем в Италии.

С. ДАЛЬ: Это точно.

О. НЕФЁДОВ: Юрьевна пишет: «Ем мороженое, слушаю ваши задорные песни и понимаю: фрукты полезнее и вкус ярче. Спасибо!»

С. ДАЛЬ: Спасибо! Здорово.

О. НЕФЁДОВ: А почему вам так редко удаётся вырваться на гастроли? Совсем плотный график или это ваше желание не растрачивать себя, пока сконцентрировались на ТВ?

К. ИОНОЧКИН: Мы же в Ленинграде, поэтому можно отвечать строчками наших местных поэтов талантливых: «некоторые женятся, а некоторые — так».

О. НЕФЁДОВ: А возникает у вас ощущение того, что вы отличную музыкальную картинку для программы делаете, а где-то за окном упущенные шансы на сольную карьеру проплывают?

С. ДАЛЬ: Вы знаете, мы все занимались сольной карьерой. Оказалось, что вместе нам намного лучше.

О. НЕФЁДОВ: Я имею в виду сольную карьеру группы «Фрукты»: начать записывать альбомы регулярно.

С. ДАЛЬ: Всему своё время. Во-первых, нам никто не мешает писать, искать, пробовать. Этим мы и занимаемся целыми днями, когда у нас есть такая возможность. Мы всё время шутим на тему, что однажды мы выпустим альбом избранного из неизданного.

О. НЕФЁДОВ: Давайте сейчас пока что-нибудь из неизданного, но уже сыгранного.

С. ДАЛЬ: Сейчас песня Константина Ионочкина, того парня с бархатным голосом.

К. ИОНОЧКИН: У каждого из нас в жизни бывает такая ситуация, которую мы неверно характеризуем как полная шляпа. Так вот мы подумали, что в нашем случае «полная шляпа» — это скорее сомбреро.

К. ИОНОЧКИН: Вообще, раз мы говорили о подробностях профессии, хотелось бы сказать: люди, профессионально занимающиеся на духовых инструментах, берегите губы, не ввязывайтесь в глупые драки, особенно в Петербурге. Ребята, которые занимаются на струнных инструментах, используйте крем для рук — это не стыдно. Есть наш отечественный, ленинградский, зубной порошок и крем.

О. НЕФЁДОВ: Профессиональный ликбез от Константина Ионочкина. Алексей пишет нам: «А у Константина контрабас или бас-гитара? И сам ли он её делал?»

К. ИОНОЧКИН: Это наскальный рисунок моего, видимо, предка, который стоит с такой штукой поперёк тела и играет на ней, на четырёх струнах. Это легенда, уходящая корнями, — это интимная подробность, тот, кто видит, тот узнает. То есть это не моё изобретение, это предки.

С. ДАЛЬ: Что самое интересное, правда, есть такая штука. Я делала себе татуировку на спине, и тогда ещё не было в проекте группы «Фрукты». Я себе набила непонятного человека с очень странным инструментов в руках. И сейчас я каждый день вижу это перед глазами.

К. ИОНОЧКИН: И продолжаем о профессиях: дело в том, что этот инструмент японского происхождения не предназначен для эксплуатации русскими людьми, несмотря на то, что один талантливый контрабасист Петербурга умоляет его продать. Я не понимаю, почему он не купил его до меня, он долго в продаже был. Ну ладно. Дело в том, что, когда он стоит как контрабас, он совершенно несбалансирован, болтается. А хочется танцу придаться, как-то отдаться музыке, чтобы не отвлекало ничего. И пришлось его привязать.

О. НЕФЁДОВ: А тот контрабас, про который Саша сказала, что Арам Мнацаканов привёз, жив до сих пор?

К. ИОНОЧКИН: Конечно.

О. НЕФЁДОВ: Он задействован?

К. ИОНОЧКИН: Мы на него молимся каждый вечер. Он в Москве стоит. Это единственное, что нас связывает с Санкт-Петербургом, Арамом Михайловичем и Италией в Москве, — мы с ним там грустим.

С. ДАЛЬ: И гладим контрабас. В некоторых местах уже до дырок прогладили. Опять же, открывая профессию: скотч лепить на дырки не очень хорошо.

О. НЕФЁДОВ: Насколько сейчас широк ваш гастрольный график, куда вы поедете после Петербурга?

К. ИОНОЧКИН: Йошкар-Ола и Пенза.

С. ДАЛЬ: Костя делится каким-то своим маршрутом, видимо.

К. ИОНОЧКИН: Если сейчас есть возможность обратиться к руководству Кабардино-Балкарии, я бы хотел побывать снова в Нальчике. Там замечательные виды. Мы приезжаем в Италию, и каждый раз ребята восторгаются: какая Италия красивая страна, посмотри, Костя.

С. ДАЛЬ: Я жутко хочу во Владивосток.

О. НЕФЁДОВ: Плотность телеграфика не позволяет пока расширить гастроли?

С. ДАЛЬ: Да, не уехать, потому что мы только с пятницы по воскресенье можем только уезжать.

К. ИОНОЧКИН: Мы не начали с самого главного: мы действительно записываем каждую передачу прямо здесь и сейчас. То есть нет такого, что записали в понедельник и потом ковыряемся в носу.

С. ДАЛЬ: Так что ребята, знайте: когда вы сидите в офисе или ездите по городу в машине, в этот момент музыканты тоже не спят, не пишут стихи в муках, не читают книжки, а действительно играют.

А. КОРЖЕНКО: А ещё вопрос часто бывает: кто вам подсказывает, когда надо начинать играть в наушники? Никто не подсказывает. Просто у нас барабанщик соображает. Даёт счёт.

К. ИОНОЧКИН: Он ясновидящий. Он участвовал в битве ясновидцев, номер четыре. Я даже не сказал ни одного названия, без рекламы. Мы барабанщика там нашли. Смотрим, какой симпатичный!

О. НЕФЁДОВ: Сейчас в эфире музыкальный подарок от наших гостей.

К. ИОНОЧКИН: Да, музыкальный подарок для наших родителей, песня «Маруся». Музыка и слова народные.

О. НЕФЁДОВ: А кто решает, какую песню в следующий раз откаверите.

К. ИОНОЧКИН: Ма.

С. ДАЛЬ: Нет, я утверждаю. У нас все приносят какие-то песни, мы начинаем их делать. Если кому-то что-то нравится, значит, наверное, что-то в ней есть.

А. ЕЛЕСИН: Можно я обращу внимание на Дениса Дулицкого, замечательного звукорежиссёра. Так вот песня «Маруся» родилась под его руководством, кавер этот.

О. НЕФЁДОВ: А бывали такие случаи, когда начали играть, и сходу пошла, как будто её знали, репетировали не раз.

С. ДАЛЬ: С Personal Jesus так было. Как будто она всегда так звучала.

К. ИОНОЧКИН: Так было со всей первой концертной программой, которая называлась у нас «Урожай».

С. ДАЛЬ: С Volare, Americano так было: как кролики.

О. НЕФЁДОВ: У нас есть звонок от слушателя. Здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Меня зовут Юля. К какому фрукту вы себя сами относите? Или это просто фруктовый салат, приправленный йогуртом?

С. ДАЛЬ: Сказали бы: фруктовый кефир, но такая группа тоже уже есть.

А. ЕЛЕСИН: В любом салате, даже фруктовом, должна быть какая-то остринка.

С. ДАЛЬ: Я люблю гранат, лимон.

К. ИОНОЧКИН: У нас есть мама — это мамайя, и папа — это папайя.

О. НЕФЁДОВ: Какие у вас ожидания от 2017? Что ждёте в новом году?

К. ИОНОЧКИН: Подождите, ещё же не декабрь. Нам ещё в декабре нужно хорошо финишировать.

А. ЕЛЕСИН: Мы ждём декабря.

А. КОРЖЕНКО: Поговорим в январе на эту тему.

О. НЕФЁДОВ: Условились. Мы вас ждём в гости на «Радио Балтика». Что услышим прямо сейчас?

С. ДАЛЬ: Sweet Dreams.

О. НЕФЁДОВ: Поехали.

Loading...
Вернуться на главную