USD __.__ EUR __.__ BRT __.__

Последние новости

Глава компании-оператора ЗСД Алексей Бнатов: За забывших деньги водителей в 99% случаев платит следующий в очереди
Фото Радио Балтика
434 0

Глава компании-оператора ЗСД Алексей Бнатов: За забывших деньги водителей в 99% случаев платит следующий в очереди

АНТОН ТОЛСТОВ: Мы в этой студии рады встречать генерального директора компании «Магистраль Северной столицы» Алексея Бнатова. Алексей Николаевич, здравствуйте.

АЛЕКСЕЙ БНАТОВ: Здравствуйте.

А. ТОЛСТОВ: Поясним нашим радиослушателям, что «Магистраль Северной столицы» — это ЗСД, Западный скоростной диаметр. Всегда очень много вопросов по нему. Алексей Николаевич, как на ЗСД встречают снегопад, как с уборкой обстоят дела?

А. БНАТОВ: Мы очень надеемся, что те, кто нас слушает, — это наши постоянные и будущие пользователи. Приглашаем всех на свою дорогу, в том числе познакомиться с ней после пуска центрального участка. Зиму встречаем радостно, подготовлено. У нас совершенно замечательный флот техники, 120 единиц, высокие профессионалы, собственные базы обслуживания, которые помогают выполнить все регламенты, которые к нам применимы в рамках соглашения о государственно-частном партнёрстве (ГЧП). Если у вас была возможность на практике это увидеть, то это был вчерашний день, когда ЗСД на юге и на севере был абсолютно чёрного цвета, что свидетельствует о правильном выполнении регламента. Наша техника настолько удивительна, что, когда мы делаем смотры, не только специалисты и дети, но и те, кто занимается этим профессионально в городе, выражают нам слова благодарности за то, что мы сочли возможным финансово и организационно привлечь столь специализированную, столь дорогую, столь интересную технику для уборки ЗСД. Особенность ЗСД заключается в том, что мы 100% искусственное сооружение. У нас нет возможности сваливать снег за борт, поэтому мы должны это всё вывозить. У нас есть шумовая защита, силовая защита. У нас огромное количество освещения, шесть мачт освещения. У нас огромное количество знаков. Всё это требует ухода. Не значит, что уход больше, чем в городе. Значит, что на скоростной дороге требования к такого рода уборке повышенные. Мы не можем оставлять отвалы снега, мы не можем делать так, чтобы разметка не была видна на скорости 110 км/ч. А, к моему сожалению, я вынужден констатировать, что нашей дорогой наслаждаются в том числе и те пользователи, которые имеют машины, позволяющие ехать с намного большей скоростью, чем 110. Всё это диктует обстоятельство, которое называется обстоятельство обязательного превращения дороги в чёрную массу, имеется в виду — в чёрный асфальт: с очень хорошо нанесёнными, хорошо видимыми знаками, указывающими те или иные требования к тому или участку, или разметкой дорожной.

А. ТОЛСТОВ: А куда, кстати, вывозите снег?

А. БНАТОВ: На полигоны или на свои территории, на свои базы.

А. ТОЛСТОВ: То есть достаточно места в городе?

А. БНАТОВ: У нас очень хорошие контакты с городскими службами, с «Водоканалом». Заранее согласовываются условия, подписываются документы, поэтому мы не стоим в очереди при сбросе снега. К нам отношение очень ответственное, в том числе и потому, что требования к самой уборке Западного скоростного диаметра очень повышенные.

ИРИНА ЛОБАНЬ: В городе есть такое регламент: пока идёт снег, его не убирают, потому что всё равно опять нападает. У вас по-другому?

А. БНАТОВ: Наши регламенты очень близки друг к другу. Если позволяет дорожная обстановка и если это происходит в ночное время, мы пытаемся использовать время наименьшей загрузки Западного скоростного диаметра. Не нужно забывать, что на сегодняшний день без пуска центрального участка мы обслуживаем более четырёх миллионов пользователей в месяц, более 50 миллионов в год, при 140–170 транзакциях в день. Это особая нагрузка. Поэтому уборка территории должна быть синхронизирована с теми или иными высокими часами нагрузки, с ночным режимом, дневным, утренним. Да, мы тоже ждём, пока выпадет снег, чтобы не тратить зря свои силы и средства, но, к сожалению, иногда это нужно делать в опережающем плане для того, чтобы обеспечить пользователям удобный период и удобный, комфортный проезд по Западному скоростному диаметру.

А. ТОЛСТОВ: По поводу проектной мощности: вы сказали о том, сколько сейчас уже проезжают, а, например, на Кольцевой автодороге столкнулись с такой ситуацией, что вокруг Вантового моста — а это единственный мост, который доступен, к примеру, ночью, — уже автомобилей чуть ли не в два раза больше, чем было предусмотрено проектом. По Западному скоростному диаметру каковы расчёты, сколько автомобилей будут проезжать после того, как центральный участок уже откроют?

И. ЛОБАНЬ: И максимум какой?

А. БНАТОВ: Всё это расчётное, поэтому приношу свои извинения, если на деле окажется какая-то другая цифра. Но расчётная проектная мощность — на основном срезе 180 тысяч транспортных единиц в час. При этом не нужно относиться к этому показателю очень ответственно, поскольку транзакции, которые происходят, и маршруты пользователей иногда заканчиваются не проездом все дороги, а проездом какой-то части. И для нас ограничения связаны, даже при ожидаемом росте после пуска центрального участка, на 30–100%. Вы сами можете прибавить к 140 эти проценты и понять, о чём мы говорим. Это не является тем фактором, который вызывает у нас ту или иную озабоченность. Места, в которых, мы полагаем, будут скапливаться те или иные затруднения, большее количество машин, чем на основном ходе, — это места, связанные с расположением пунктов взимания платы. Это то, на что мы сейчас обращаем самое большое внимание. Отвечая на ваш вопрос двумя словами: при 140 тысячах на сегодня 30–100-процентный рост не будет связан с тем, что мы столкнёмся с ограничениями проектной мощности. Мы не предполагаем, что это произойдёт. Несмотря на то, что 80% предпортовой зоны, мы полагаем, придёт к нам, 20% Василеостровского района, 15% Приморского района. Мы полагаем, что наши расчёты будут настолько близки к реальности, что тот вывод, который мы на сегодня сделали, будет соответствовать действительности. Это значит, что наша дорога справится полностью.

А. ТОЛСТОВ: Не так давно, несколько дней назад, министр транспорта Максим Соколов проехал по ЗСД с юга на север, то есть и через центральный участок в том числе. Какие впечатления у министра?

А. БНАТОВ: Наверное, это будет правильнее спросить у Максима Юрьевича.

А. ТОЛСТОВ: Но он с вами поделился, наверное.

А. БНАТОВ: То, что он мне сказал при объезде центрального участка, это то, что степень готовности центрального участка настолько высока, что можно говорить комфортно о пуске рабочего движения в самое ближайшее время. Мы имели возможность остановиться в наиболее привлекательных точках центрального участка Западного скоростного диаметра. Это не первый раз, когда Максим Юрьевич приезжает к нам, поэтому много рассказывать не пришлось. Мы пользуемся этой возможностью выразить благодарность Минтрансу и министру лично за эту поддержку. Кстати, так же, как и городским нашим коллегам и партнёрам. АО «ЗСД» — это та организация, которая с нами в соглашении о государственно-частном партнёрстве с самого первого дня ведёт этот проект до успешного его завершения. Мы полагаем, что соглашение по своему характеру стало как раз тем гарантом, который обеспечил синхронизацию заинтересованности, целей, задач всех сторон, которые участвуют в этом соглашении. Поэтому большое спасибо всем. Мы пять лет живём в этом проекте в городе: с начала подготовки проектных документаций, подготовки соглашений, кредитных и прочих документов. Мы никогда не слышали никаких слов, кроме слов благодарности за то, что мы это делаем, и слов поддержки. Поэтому очень хочется сказать: больше спасибо тем, кто ждёт. Поверьте, ждать осталось совсем чуть-чуть.

А. ТОЛСТОВ: У нас в эфире был Дмитрий Дибров.

И. ЛОБАНЬ: Ровно месяц назад.

А. ТОЛСТОВ: Он обещал в нашем эфире: «Съем шляпу, если в начале ноября откроют ЗСД».

И. ЛОБАНЬ: Он был под впечатлением и не верил в то, что это возможно.

А. БНАТОВ: Дмитрий Александрович очень правильно выразил своё видение готовности объекта. Он был поражён тем, что мы умудрились сделать. Он выразил непрофессиональное ощущение по тому, когда это можно закончить, и я его понимаю прекрасно. И благодарю его за то, что он воспользовался вашим эфиром, чтобы поднять авторитет ЗСД на следующую планку уважения.

А. ТОЛСТОВ: Он очень много рассказывал про ЗСД, мы даже назвали его специалистом по ЗСД.

А. БНАТОВ: При этом я буду присутствовать при исполнении им своего собственного обещания, поскольку ноябрь именно тот месяц, когда мы планируем запустить рабочее движение.

А. ТОЛСТОВ: Ещё пока непонятно точно, когда это произойдёт?

А. БНАТОВ: Да, я не стал бы называть точную цифру. И потом, мне кажется, это менее важно, чем факт завершения такого сложного этапа, как завершение строительства центрального участка. И здесь один или два дня не настолько важны, как факт самого завершения.

А. ТОЛСТОВ: По стоимости уже понятно? Можно называть примерные цифры?

А. БНАТОВ: Можно. Но нужно ли.

А. ТОЛСТОВ: Я думаю, это один из главных вопросов, которые интересуют слушателей.

А. БНАТОВ: Вы будете удивлены: все возможные и невозможные встречи, которые у нас происходят с сегодняшними пользователями и с будущими, сводятся к тому, что всё равно какая стоимость, лишь бы он был построен, и мы за 20 минут проезжали пятимиллионный город. Поэтому мы благодарим, конечно, за такое отношение. Это будет разумная цена. Для вашего сведения: в рамках соглашения о государственно-частном партнёрстве у нас с городом одинаковые права на обсуждение и установление того или иного тарифа. При этом оговорена верхняя планка тарифа, которую мы никогда не достигали. До сих пор мы находимся в режиме социальной ориентированности, при которой тариф, который мы устанавливаем, значительно ниже возможного максимума.

А. ТОЛСТОВ: Давайте по-другому сформулирую вопрос: максимальная планка при проезде всего участка в дневное время?

А. БНАТОВ: Нет ответа на этот вопрос, потому что не определены тарифные зоны. Поверьте, я не лукавлю и не ухожу в сторону, отвечая на ваш прямой вопрос. С пуском центрального участка зональность всего Западного скоростного диаметра изменится, мы полагаем. Кроме этого, мы очень надеемся, что в самое ближайшее время мы сможем запустить следующий этап взимания платы, который называется Flow+, который будет взимать плату не за участок, обозначенный нами в проектной документации и в обсуждении с городом, а за конкретно пройденный километр. Это будет следующий этап развития дороги. У нас есть ещё более далеко идущие планы, о которых можно говорить очень долго. Но попытаться ответить на ваш вопрос можно только следующим заявлением: тариф будет совершенно адекватный, приблизительно равный тем тарифам, по которым мы сейчас предоставляем возможность пользователям платить по северному и южному участкам. Если там плюс-минус 100 рублей, наверное, в этих размерах и будет обсуждаться стоимость после пуска центрального участка.

А. ТОЛСТОВ: Когда запустят центральный участок, сразу же будут взимать деньги или какой-то период будет тестовым?

А. БНАТОВ: Это очень интересный вопрос для многих слушателей, я думаю. Дело в том, что завершение строительства вовсе не означает запуск центрального участка в платном режиме. После того, как будут получены все строительные подтверждения, акты, разрешения на пуск центрального участка в эксплуатацию, есть ещё несколько действий юридического характера, которые являются абсолютно обязательными для того, чтобы у нас появилось право взимать за этот участок средства. Тариф должен быть определён до этого, но взиматься может только после оформления. Это прежде всего регистрация, кадастрирование объекта, оформление его в собственность, оформление договора о субаренде на нас на всё время концессии. Поэтому будет период, в который мы не будем взимать плату за центральный участок. 

А. ТОЛСТОВ: То есть это несколько месяцев, скорее всего?

А. БНАТОВ: Полагаю, что вы правы.

А. ТОЛСТОВ: Вопрос по ЗСД от нашего слушателя: «Можно ли будет пешком или на велосипеде попасть с Васьки на Крестовский, будет ли пешеходная переправа?»

А. БНАТОВ: Думаю, что нет. Проектом не предусмотрено велосипедных пользователей или пешеходов по скоростной трассе.

А. ТОЛСТОВ: Это небезопасно.  

А. БНАТОВ: Это, во-первых, небезопасно, во-вторых, категорически запрещено. У нас нет пешеходных дорожек, только технологические, которые созданы проектом для обслуживания основного хода.

А. ТОЛСТОВ: По поводу Васильевского острова ещё есть вопросы: «Когда и сколько съездов откроется на Васильевский остров?» — спрашивает слушатель.

А. БНАТОВ: Мы по проекту на сегодняшний день сделали съезд только в одном месте: на набережную Макарова, и ничего другого больше не предусматривается. Есть так называемые перспективные развязки, которые связаны с решением города — делать или нет. Всё, что город посчитает нужным сделать в рамках или не рамок нашего соглашения, мы с удовольствием будем рассматривать.

А. ТОЛСТОВ: То есть даже уже после введения в строй центрального участка будет возможность сделать дополнительные съезды/заезды на магистраль?

А. БНАТОВ: Да, технологический задел и необходимые юридические вопросы в рамках соглашения дают нам возможность в рамках развития проекта строительства развязок в ближайшей перспективе. Дорожные карты, утверждённые Игорем Николаевичем Албиным, уже предусматривают возможность строительства трёх развязок: на «Скандинавии» в районе нового шоссе, на Шуваловском и в Шкиперском протоке на юге Васильевского острова.

А. ТОЛСТОВ: Слушатель Homo пишет: «ЗСД — лучший транспортный проект в городе. Огромное спасибо за проделанную работу. Но есть вопрос: существуют узкие места на съездах в город, например, Приморское шоссе, где собираются пробки. Время в час-пик сильно нивелирует скорость проезда. Есть ли какие-то соображения по таким местам?»

А. БНАТОВ: В очередной раз убеждаюсь, что большая часть слушателей готова терпеть, лишь бы мы как можно быстрее это сделали. Вопрос не к нам. Готов попытаться прокомментировать со своей стороны, но это вопрос городской улично-дорожной сети. С самого начала проект утыкался в Приморский настолько, что хвост иногда выстраивался на основной ход, и нас это очень беспокоит. Мы в очень плотной работе с городскими властями, с управлениями движения, пытаемся вместе придумать те или иные ситуации. Но пока то, что вы видите, будет оставаться. Мы не видим возможности, кроме того,  что мы сейчас делаем, сделать съезд на Приморский, особенно в часы-пик, каким-либо другим, чем тем, который сейчас есть. Пуск центрального участка, возможно, даже усугубит эту ситуацию.

А. ТОЛСТОВ: Слушатель спрашивает, возможно, он думает о работе на ЗСД: «Какая зарплата у девушек-кассиров, выдающих чеки?»

А. БНАТОВ: Вся информация, связанная с компенсационными пакетами, находится в режиме конфиденциального обращения, в том числе из уважения к нашим сотрудникам. Поэтому единственное, что можно сказать: те зарплаты, которую мы платим нашим коллегам, позволили нам два года назад получить очень уважаемый, престижный сертификат одного из лучших работодателей в городе.

А. ТОЛСТОВ: Владимир спрашивает: «Почему нет возможности внести деньги на счёт непосредственно на кассе оплаты проезда. В центры обслуживания ездить не очень удобно».

А. БНАТОВ: Согласен, что ездить неудобно. Наверное, речь идёт о пополнении транспондеров. Дело в том, что мы боремся за доли секунд на пунктах взимания платы для того, чтобы выполнить нормативы, и в том числе повысить нормативы пропускной способности. Иначе образуются те самые затруднения движения. Каждый элемент вне традиционного, в том числе пополнение, приведёт к тому, что те самые четыре, шесть, восемь секунд, которые требуются для того, чтобы дать наличные деньги, получить сдачу, получить чек, получить право на проезд, превращаются в больший промежуток времени. Мало того, что нас за это штрафует город, прежде всего это вызовет дискомфортную ситуацию и недовольство пользователей. Поэтому мы осознанно такую опцию не внедрили. Но я предлагаю возможность пополнения в мобильном приложении. Мы, конечно, не привыкли покупать сани летом, но, поверьте, если вы это делаете заранее, такого рода вопрос у вас возникать не будет.

А. ТОЛСТОВ: Мобильное приложение уже работает?

А. БНАТОВ: Да, оно замечательное. Мы даже подали заявку на эксклюзивность такого рода изобретения и на присвоение нам очередного ордена лучших в платных дорогах.

А. ТОЛСТОВ: А в чём уникальность?

А. БНАТОВ: Уникальность в том, что мы первые, кто создал полномасштабное мобильное приложение для платных автомобильных дорог в России.

И. ЛОБАНЬ: Вы сказали, что вас город наказывает за задержки. Как это обосновано?

А. БНАТОВ: Это обосновано условиями соглашения о государственно-частном партнёрстве. В нём предусмотрено финансовое достаточно тяжёлое наказание за невыполнение норматива пропускной способности. Кроме этого, существует ещё масса других показателей, по которым у города есть право нас наказывать. И мы постоянно, в квартальном режиме обсуждения тех или иных штрафных баллов, которые возникают. Хотя их немного в последнее время, но, к сожалению, бывает иногда.

И. ЛОБАНЬ: Вопрос как раз о государственно-частном партнёрстве. Противники траты больших бюджетных средств на платные дороги, в том числе на ЗСД, говорят о том, что таких трат быть не должно. Например, недавно в Законодательном собрании высказывались депутаты о недопустимости траты 4,6 млрд рублей на это в 2017 году, о том, что и так южный и северный участок были построены на деньги из бюджета города. По вашему мнению, насколько эффективно государственно-частное партнёрство, насколько здесь адекватна совместная работа города и инвесторов?

А. БНАТОВ: К моей радости, в городе проходит всё больше публичных встреч, обсуждающих минусы и плюсы такого соглашения. Моё мнение, что в той ситуации, в которой мы находимся, этот инструмент стал единственным, который позволил в сложных экономических условиях, макроэкономических условиях и местных, довести до завершения строительство столь дорогого и столь сложного проекта. Содружество родов войск в лице города и частных инвесторов, крупнейших российских банков — ВТБ и «Газпромбанк», — позволило найти механизм выхода из этой сложной ситуации без привлечения дополнительных средств. Если вы спрашиваете моё отношение к той сумме, которую вы назвали: я хочу сказать слова благодарности городу за то, что те обязательства, которые город на себя взял в рамках соглашения о ГЧП, не пересматриваются, а строжайшим образом выполняются. Дисциплина соблюдения условий городом и нами — это абсолютный залог успеха. Не надо забывать о том, что мы буквально через несколько лет выходим на режим сверхприбыли. Этот режим за всю концессию, а это до 2042 года, принесёт городу около 380 млрд рублей. Как правильно сказал Георгий Сергеевич на недавнем заседании в Законодательном собрании: всё то, что городу сейчас приходится тратить в рамках своих обязательств, в очень коротком времени станет дополнительным приходом в городской бюджет.

И. ЛОБАНЬ: Он назвал 2020 год. Это реальные сроки?

А. БНАТОВ: Абсолютно. Мы выполняем все обязательства.

А. ТОЛСТОВ: Сообщалось, что строительством занимаются турецкие компании. Этим летом мы пережили непростые дни, когда была антитурецкая риторика. Очень громко она звучала, и были опасения насчёт того, что, возможно, турецким рабочим запретят работать в России. Но этого не произошло. Почему, кстати говоря, рабочие из Турции привлекаются?

А. БНАТОВ: Это действительно был неспокойный период для нас, потому что мы не знали, как будут развиваться дальнейшие события, а мы находились в очень сложном технологическом периоде выполнения строительства центрального участка. И любая смена партнёров генерального подряда означала бы совершенно точно и пробивку срока, и удорожание. Нам пошли на встречу и федеральные власти, и муниципальные власти. Наше обращение по сохранению квоты, вида на жительство, разрешения на работу было полностью удовлетворено. Поэтому нас не коснулись санкции. Нас включили в список тех компаний, которые имели право на завершение проекта в полном объёме. Почему привлекли эту компанию на генподряд? В период проведения конкурсных процедур эта компания в альянсе с итальянской компанией Astaldi и Mega Yapi, технического эксперта в области мостостроения, дали самое лучшее предложение. Участников было много, но выиграли эти компании.

А. ТОЛСТОВ: Вы довольны их работой?

А. БНАТОВ: Мы довольны не только их работой, но и тем, как они относятся к выполнению своих обязательств, так как с любым генподрядчиком есть ежедневные, еженедельные, ежемесячные встречи, совещания, на которых обсуждаются те или иные вопросы. И городские представители не выражают ни единой секунды сомнения в том, что проект находится на том этапе, на котором можно сказать, что он абсолютно точно будет в ноябре закончен.

А. ТОЛСТОВ: Особенно это заметно в сравнении с находящейся рядом «Зенит-Ареной». Вопрос от слушателя: «Какие льготы при оплате за проезд имеют машины федеральных, городских чиновников, судей, губернатора?»

А. БНАТОВ: Мы под федеральным законом. Это не зависит от нашего желания предоставлять те или иные льготы. Закон освобождает от уплаты только машины из особого списка. Все остальные, в том числе те, которые были названы, такими льготами не пользуются.

И. ЛОБАНЬ: Спецтехника, наверное, туда относится.

А. БНАТОВ: Смотря какая.

И. ЛОБАНЬ: Скорые, пожарные.

А. ТОЛСТОВ: Оперативные службы.

А. БНАТОВ: Конечно.

А. ТОЛСТОВ: Сергей пишет: «ЗСД мало того, что платный, так ещё и убитый: колейность и стыки». Как вы можете ответить?

А. БНАТОВ: Сергей, приглашаем вас к себе в гости. С удовольствием попросим вас в любое удобное время проехать по тем местам, которые вы называете местами с колейностью или со стыками. Стыки на искусственных сооружениях неизбежны. Другое дело, как они обработаны, чтобы вы при проезде через этот стык не испытывали дискомфорт. Что касается колейности, то требования по колейности у нас такие же высокие, как во всех других участках улично-дорожной сети. При 14 мм колейности наступает абсолютное обязательство перекладывать основной ход. И мы это делаем, не допуская колейности в 14 мм. А с 20 мм наступают те самые штрафные баллы, которые город нам может начислить. И поверьте, их количество превышает расходы на ремонт основного хода. Поэтому мы, конечно, всё делаем. И вы могли убедиться уже в этом и на юге, и на севере, где мы точечно или на каком-то количестве сотен метров произвели замену дорожного полотна основного хода.

А. ТОЛСТОВ: Сейчас примем звонок от слушателя. Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Роман. Меня интересует участок, который строился напротив острова Белый. Там дорога идёт над водой на высоких сваях. Этот участок закончен или нет, я давненько не был, мне показалось, там работы ещё много было. Спасибо.

А. БНАТОВ: Работы ведутся. Все основные строительные объёмы уже завершены. Если я правильно понял, вы говорите об острове Белый, Канонерке и двухъярусном мостовом переходе через Морской канал. Ноябрь месяц станет тем месяцем, когда все работы в полном объёме будут завершены и на этом участке в том числе. Вы правы, когда обращаете внимание на него. Это один из наиболее сложных технологических участков. И мы все эти три-четыре года, пока работали над проектом, и до проекта, и сейчас испытываем к нему наиболее трепетное чувство. Но к нашей радости, наш генеральный подрядчик справился с технологическими сложностями и подтвердил готовность передачи нам этого участка в ноябре.

И. ЛОБАНЬ: А чем двухъярусность обосновывается?

А. БНАТОВ: Ограниченностью предоставленной строительной площади и огромным количеством действующих предприятий в этом районе, которые в своёмх режиме работы не позволили их либо приостановить, либо перенести на другие площади. Поэтому мы должны параллельно идущие два направления на всех прочих участках вынуждены были привести к двухъярусности. Это тоже уникальное, очень интересное решение. Вы, кстати, видели это решение на южном участке возле Екатерингофки.

А. ТОЛСТОВ: Ещё примем звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Олег. Скажите, для чего требуется такое количество охранников на пунктах взимания оплаты?

А. БНАТОВ: Спасибо за вопрос. Тогда наша беседа из серьёзной превращается в шутливую, но в кавычках. Смех сквозь слёзы. Вы не представляете, какое количество конфликтных ситуаций, в особенности в ночное время, у нас происходит на пунктах взимания платы. Начиная от неготовности каких-то пользователей — без прав на то — не платить за проезд и заканчивая конфликтными ситуациями между самими пользователями. Когда тот или иной заезжает не в ту полосу, начинает движение задним ходом, получается паровозик, ДТП. Поверьте, есть водители, которые, видимо, устают больше других в течение дня и не сдерживают эмоции при разбирательствах в таких ситуациях. Но это только короткий перечень того, что происходит. То количество охранников, которое мы держим для обеспечения безопасности, в том числе и наших кассиров, ещё и недостаточно. И когда мы будем пускать центральный участок в эксплуатацию, будут те пользователи, которые до этого традиционно ЗСД не пользовались. Так вот разного рода беспорядки увеличатся на какой-то промежуток времени, месяц, два, три, пока новые пользователи не привыкнут к центральному участку. И для этого мы даже усиливаем свою службу безопасности, привлекая полицейских на работу на центральном участке на ближайшие два-три месяца после его пуска.

А. ТОЛСТОВ: «Как решается вопрос, когда забыл деньги?» — спрашивает Виталий.

А. БНАТОВ: Это из тех случаев, когда требуется помощь соседей. Вы будете удивлены: 99% случаев, когда кто-то забывает деньги, оплачены теми, кто стоит за ними.

И. ЛОБАНЬ: Потому что не хочется ждать, конечно, пока решится этот конфликт.

А. ТОЛСТОВ: Сложная история. Спасибо большое, что пришли сегодня в наш эфире. Очень много вопросов. Ждём открытия и будем пользоваться, безусловно.

И. ЛОБАНЬ: Дмитрий Дибров, готовьтесь съесть шляпу.

А. БНАТОВ: Спасибо за поддержку и добрые слова.

А. ТОЛСТОВ: Генеральный директор ООО «Магистраль Северной столицы», ЗСД, Алексей Бнатов был в этой студии.

Loading...
Вернуться на главную