Телефон прямого эфира
+7 (921) 388-104-8
USD __.__ EUR __.__ BRT __.__

Последние новости

Януш Вишневский: Купчино — район любви
Фото Радио Балтика
236 0

Януш Вишневский: Купчино — район любви

АЛЕКСЕЙ ДАНИЛИН: Мы аплодисментами готовы встречать в студии польского писателя. Януш Леон Вишневский присоединяется к нам. Януш, здравствуйте.

ЯНУШ ВИШНЕВСКИЙ: Добрый вечер.

А. ДАНИЛИН: Как вы до нас добрались: нормально или там пробки большие?

Я. ВИШНЕВСКИЙ: У вас всегда пробки. Это риторический вопрос. Но не так плохо, как в Москве.

ЮЛИЯ КРАСИКОВА: Вы знаете, мы сейчас как раз вспоминаем 90-е годы. Насколько я знаю, ваш новый роман посвящён как раз этим годам, правильно?

Я. ВИШНЕВСКИЙ: Да, это касается того, что случилось в 91-м году. Французский режиссёр убил на паркинге перед театром в Кракове свою жену и её любовника.

А. ДАНИЛИН: Это абсолютно реальная история.

Я. ВИШНЕВСКИЙ: Да. Я получил документы из суда от польского журналиста и начал новую серию книг. Она называется на английском  true crime, популярный в Америке и Германии жанр литературы, который базируется на реальных событиях. 700 страниц документов суда об этом событии. На основе этого я написал книгу, но в ней не всё правда.

А. ДАНИЛИН: Януш, а почему такой интерес к криминальной истории?

Я. ВИШНЕВСКИЙ: Это не интерес к криминалу — я бы хотел моим поклонникам сказать, что я не буду писать о криминале. Там сама криминальная история описана на четырёх страницах. А меня больше интересует, что переживал этот человек после того, как он это сделал. Психологическая картина человека, который до сих пор, 25 лет, чувствует себя виноватым. Он несёт этот крест до сих пор, и у него не получилось смириться с этим. Он 15 лет был в тюрьме в Польше. Это французский режиссёр, он приехал в Польшу, влюбился в польскую женщину, они поженились. Ему было 30 лет, его жене 28. Когда его выпустили из тюрьмы, ему было 45. Я его встретил в его 56. Он решил со мной встретиться, когда узнал, что я пишу книгу об этих событиях, потому что я не журналист. Он бы и вам никогда не дал интервью. Он знал мои книги и хотел по одной из них, «Бикини», сделать фильм. Я прилетел в Варшаву, и мы встретились. Я был уже в процессе написания этой книги.

А. ДАНИЛИН: Мы не зря вспомнили 90-е. И тема дня нам подсказала некую ностальгию по 90-м. А у вас какие самые яркие воспоминания об этом десятилетии?

Я. ВИШНЕВСКИЙ: Это десятилетие я переживал не в Польше, был там очень редко. Я уехал из Польши в 87-м году, меня пригласили в научный институт во Франкфурт-на-Майне. Я думал, что еду на один год, и так остаюсь там 29 лет.

Ю. КРАСИКОВА: Так бывает.

А. ДАНИЛИН: Нет ничего более постоянного, чем временное.

Я. ВИШНЕВСКИЙ: Теперь это небольшая разница. Теперь у нас есть Европа. Если я хочу попить водку с моими друзьями в Варшаве, они туда дольше едут на поезде из Кракова, чем я лечу на самолёте из Франкфурта. Я эти годы переживал в Германии и смотрел на Польшу издалека. Это хорошо, потому что был более объективный взгляд на рождение нового капитализма, которое происходило в этой стране. Очень дикого капитализма. Музыка хорошая, девочки красивые в это время. Ностальгия. Потому что я был моложе. Мы всегда смотрим на то, что прошло, с ностальгией, потому что мы были молодыми людьми. Не вы. Вы всегда молодые. Я про свой возраст. Интересное время, спокойное время по сравнению с напряжениями, которые мы переживаем теперь. Сейчас мир опасный.

А. ДАНИЛИН: Сейчас мир опаснее, чем в 90-х?

Я. ВИШНЕВСКИЙ: Да. По-моему.

А. ДАНИЛИН: А вы в Петербурге были в те годы?

Я. ВИШНЕВСКИЙ: Нет, я никогда не был в Советском Союзе. Первый раз меня пригласили в Петербург, потому что моя первая книга, «Одиночество в сети», была издана в петербургском издательстве «Азбука». Меня пригласили в Россию в 2007 году. В Советском Союзе я не был, думал, что Советский Союз будет всегда, и у меня будет время приехать. Я смотрел на то, что происходило здесь в 91-м году.

Ю. КРАСИКОВА: А это было похоже на то, что в Польше происходило?

Я. ВИШНЕВСКИЙ: Нет, таких напряжений, как у вас, не было. Я помню Ельцина, я помню события, которые происходили в Москве, оружие было привлечено. Я об этом только читал. Думаю, это было важное время для вашей страны. В Польше было спокойнее, но многие люди потеряли надежду, потому что не все на этот поезд счастливого капитализма получили билет.

Ю. КРАСИКОВА: Ну здесь всё то же самое происходило.

А. ДАНИЛИН: Януш, мы знаем, что вы сегодня часть дня провели в петербургском районе Купчино.

Я. ВИШНЕВСКИЙ: Да.

А. ДАНИЛИН: Почему вдруг интерес к этому району?

Я. ВИШНЕВСКИЙ: Потому что, во-первых, меня пригласил «Буквоед», который я очень люблю и с которым сотрудничаю. Я открывал их магазины в Мурманске — было 30 градусов мороза, в Архангельске — тоже холодно. Они решили, что писателю надо поехать не только на Невский, где уже все были, некоторые 100 раз, а поехать в те книжные магазины, которые близки к людям. Книга должна быть ближе к людям, а не люди должны ходить за книгой. Книга и писатель. И меня пригласили на интервью в спальном районе.

А. ДАНИЛИН: Как вам наша изнанка, исподнее?

Я. ВИШНЕВСКИЙ: Спальный район очень похож на польские спальные районы. В таких зданиях, которые я там видел, я жил на девятом этаже. Они очень похожи. У меня в книгах тоже есть спальные районы. Честно говоря, очень много любви происходит в спальных районах, когда люди спят.

Ю. КРАСИКОВА: Да, да, это правда.

Я. ВИШНЕВСКИЙ: Это другой Петербург, не такой, какой я вижу на Невском. Но он для меня абсолютно не удивительный, потому что это тоже моё пространство, в котором я жил, когда я жил в Польше. И то же пространство, в котором я живу в Германии. Здания немножко другие, но тоже спальный район. Я думаю, что очень интересно было встретить моих читателей, их много было, и это хорошо.

А. ДАНИЛИН: У нас есть шанс рассчитывать, что когда-нибудь Петербург станет ареной действий в какой-нибудь вашей книге в будущем?

Я. ВИШНЕВСКИЙ: Петербург всегда если не в моем мозге, то в моей душе. Не помню, сколько немцев я прислал в Петербург.

Ю. КРАСИКОВА: Звучит интересно, двусмысленно.

Я. ВИШНЕВСКИЙ: Немцы очень много путешествуют, они были почти во всём мире. Я им сказал: а в Петербурге были? — Нет. — Ну как можно? И они приезжают, рассказывают о своих впечатлениях. Я их спрашиваю: ну и как было в Эрмитаже? — Эрмитаж… — женщины!

Ю. КРАСИКОВА: Это приятно.

Я. ВИШНЕВСКИЙ: Им это нравится. Это культурная столица вашей страны. Мне нравится здесь больше, чем в Москве. Очень часто меня приглашают в Москву, потому что моё второе издательство, АСТ, там. Разница большая. В Петербурге больше книжных магазинов, чем салонов красоты. А в Москве наоборот.

А. ДАНИЛИН: Тем не менее девушек у нас, несмотря на меньшее количество салонов красоты, не меньше, чем в Москве. Если не больше. Януш, но ведь, кроме того, что Петербург культурная столица внутри страны, он взял ещё туристический «Оскар», и назван туристической столицей Европы. А вот если с европейскими городами Петербург сравнивать?

Я. ВИШНЕВСКИЙ: Мне трудно сравнить, потому что он немножко похож на Амстердам. Я люблю Амстердам. Моя компания работает с Голландией, теперь и моя дочь работает в Амстердаме. Она была шесть месяцев в Петербурге, потому что училась в Петербургском государственном университете в Business School of Management.

Ю. КРАСИКОВА: А ваше имя помогало ей, там знали, кто папа?

Я. ВИШНЕВСКИЙ: Да, один раз они узнали. Если есть время, расскажу невероятную историю. Она однажды проходила через парк и потеряла паспорт. И вы не поверите, что случилось. Она не знала, что потеряла его, потому что для неё это не важный документ. Для моего поколения паспорт был невероятной вещью. И я получил e-mail от жителя Петербурга, который нашёл этот паспорт. У неё фамилия Вишневская, и он знал, что у писателя Вишневского есть дочь. Он мне написал, не моя ли дочь потеряла паспорт. Я позвонил дочери, которая жила на Фонтанке, и спросил её: Адриана, ты знаешь, где твой паспорт? Она не знала. Однажды в очереди в ночной клуб она сказала, что её папа Януш Вишневский, и это ей помогло пройти. Так было, но я не принимал в этом участие.

А. ДАНИЛИН: Вам очень много благодарностей от наших слушателей. Очень много сообщений. Все просят книгу с автографом.

Я. ВИШНЕВСКИЙ: Если кто-то хочет, я приглашаю поехать со мной в Псков. Там я тоже буду в «Буквоеде», потому что хочу встретить своих читателей, которые живут не в вашей культурной столице.

А. ДАНИЛИН: Слушатель Мастер просит совета как у коллеги-писателя: «Януш, спасибо за творчество. Прошу совета: когда пишу, иногда бывают места в книге, когда наступает ступор. Писать дальше сложно. Проходит трудный участок, и книга летит. Как вы преодолеваете такие ситуации в творчестве?»

Я. ВИШНЕВСКИЙ: Честно говоря, у меня таких ситуаций нет. Вы знаете, это не моя главная цель в жизни. Я учёный. Я в девять часов начинаю работу, пишу. Пи́шу или пишу́?

Ю. КРАСИКОВА: Пишу́.

Я. ВИШНЕВСКИЙ: Ударения ужасные у вас: есть пи́сать и писа́ть. Для иностранца нет разницы.

А. ДАНИЛИН: Главное, понимать разницу процесса.

Я. ВИШНЕВСКИЙ: Поэтому у меня нет много времени. Я пишу книги после работы, а это значит, что таких моментов нет. А если есть, открываю бутылку вина, слушаю музыку.

Ю. КРАСИКОВА: Вот это по-нашему.

А. ДАНИЛИН: Это нас и роднит. И там уже не важно, правильное или неправильное ударение. Финальный вопрос от Отца-молодца «Мазь Вишневского не ваш ли дед изобрёл?» Есть у нас такой крем, в аптеке продаётся.

Я. ВИШНЕВСКИЙ: Я получил эту мазь как подарок в Казахстане. Во Франкфурте я её всем показываю: послушайте, у меня есть мазь, вы об этом не знали, но в России она очень популярная. Нет, мы с папой никогда не разговаривали об этом. Это, должно быть, другой Вишневский. Вишневских в Польше, как собак. Их очень много, это очень популярная фамилия, как Шмидт в Германии, Смит в Англии, у вас Иванов.

А. ДАНИЛИН: Кузнецов.

Ю. КРАСИКОВА: Петров.

Я. ВИШНЕВСКИЙ: Я химик, это нас объединяет с этим Вишневским, по которому назвали эту мазь.

Ю. КРАСИКОВА: Главное, что нас соединяет с вами ваше творчество.

А. ДАНИЛИН: И не за мазью, уважаемые, а за новой книгой Януша Вишневского, которая называется «Прости». Януш, спасибо за визит к нам.

Я. ВИШНЕВСКИЙ: Спасибо читателям, спасибо моим друзьям в Петербурге, спасибо всем красивым людям, которые важные в этом городе. Не только город, здания, архитектура привлекает меня здесь — прежде всего люди. Спасибо вам.

А. ДАНИЛИН: Януш Вишневский, польский писатель. 

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter
Loading...

Интервью

Вернуться на главную